Авиация Анохин, Сергей Николаевич - Лётная карьера

22 января 2011


Оглавление:
1. Анохин, Сергей Николаевич
2. Лётная карьера
3. Награды
4. Память



1 сентября 1933 года на планерных состязаниях в Коктебеле Сергей Николаевич впервые в термических потоках на планере обогнул гору Карадаг. 15 сентября того же года установил всесоюзный рекорд продолжительности полёта на одноместном планере — 15 часов 47 минут. В мае 1934 года участвует в первом буксировочном перелёте трёх планеров Г-9 за самолётом Р-5. Аэропоезд стартовал из Москвы 22 мая 1934 года и вскоре с промежуточными посадками достиг Коктебеля. 2 октября 1934 года Анохин выполнил исключительный по смелости эксперимент по испытанию планера Рот Фронт-1 с преднамеренным разрушением в воздухе. Эксперимент был задуман учёными и конструкторами ЦАГИ. По расчётам известного учёного-аэродинамика В. П. Ветчинкина планер должен был разрушиться на скорости 220 км/час. По мнению другой группы учёных это должно было произойти на скорости около 300 км/час. При испытании в воздухе планер разрушился на скорости, очень близкой к той, которую рассчитал В. П. Ветчинкин. Пилот благополучно спасся на парашюте. 18 октября 1934 года установил всесоюзный рекорд продолжительности полёта — 32 часа 11 минут. В октябре 1934 года, выполнил экспериментальный прыжок с парашютом со сверхнизкой высоты методом срыва на планере «П. П. Постышев» и устанавливает всесоюзный рекорд высоты полёта — 2340 метров. В 1934 году в Феодосии вышел "Курс учебно-лётной подготовки ВЛПШ", написанный С. Н. Анохиным и Н. Я. Симоновым, в котором они обобщили и подвели итог большой предварительной учебной работы в школе. В 1934 году ему присвоено звание "Мастер планерного спорта СССР", а в 1935 за большие заслуги в развитии планеризма он удостоен Грамоты ЦИК СССР. В те годы в ВЛПШ обучалась группа турецких планеристов, среди которых находилась и приёмная дочь президента Турции Ататюрка — Сабиха Гёкчен. Турки освоили парение на планере, прыжки с парашютом. Затем Ататюрк обратился к правительству СССР с просьбой направить в Турцию инструкторов ВЛПШ для организации общества «Турецкая птица» и обучения турок планеризму и парашютным прыжкам. Для этого в Турцию были командированы инструкторы ВЛПШ С. Н. Анохин и М. Ф. Романов. Они отбыли из Одессы 11 апреля 1935 года. Вскоре в Турцию приехала жена Сергея Николаевича — известная планеристка Маргарита Карловна Раценская. Командировка планировалась на 3 месяца. Однако домой семья Анохиных вернулся лишь в январе 1940 года — через 57 месяцев разлуки с Родиной. Они обучали турок полётам на самолётах, планерах, прыжкам с парашютом, авиамоделизму; ими было подготовлено несколько сотен пилотов. Анохин даже научился бегло разговаривать на турецком языке. Там же, в Анкаре, в декабре 1937 года, у семьи Анохиных родился первенец — сын Сергей. После возвращения в СССР работает в Центральном аэроклубе в Тушино: сначала командиром планерного звена, потом с марта 1940г до сентября 1941г командиром планерного отряда. В 1940 году у Анохина при выполнении пилотажа на планере отвалился элерон. Сложилась критическая ситуация: планер практически потерял управление. Однако лётчик сумел выполнить благополучную посадку. С сентября 1941 года стал командиром планерной авиаэскадрильи Центрального аэроклуба. В ноябре 1941 года Анохину присвоено звание Мастер парашютного спорта СССР.


Военные годы

С декабря 1941 года Сергей Николаевич призвался в армию, ему присвоено воинское звание старший лейтенант. Он назначен командиром отряда испытательной авиаэскадрильи Воздушно-десантных войск и проводит испытания десантной техники на Опытно-испытательном полигоне ВДВ в Медвежьих Озёрах. В одном из полётов на планере в 1942 году в воздухе сорвалась обшивка с центроплана и разрушилась проводка управления элеронами. Создалась критическая ситуация, днако Анохин не бросил опытную машину и сумел мастерски выполнить посадку. Зимой 1942 года у самолёта-буксировщика СБ, пилотируемого Сергеем Николаевичем, оторвалась от ограничительного троса лыжа,но сумел благополучно посадить самолёт.В том же 1942г, при испытаниях планера А-7 на штопор, Анохин был вынужден воспользоваться парашютом. В августе-сентябре 1942 года Анохин проводит испытания планера А-40, предназначенного для десантирования по воздуху лёгкого танка Т-60 методом буксировки за самолётом. Для этого к танку крепились крылья и хвостовое оперение. Было выполнено несколько подлётов и один полёт на буксире за самолётом ТБ-3. Однако мощности моторов ТБ-3 для длительной буксировки оказалось недостаточно, и лётчик П. А. Еремеев был вынужден произвести отцепку А-40. Анохин благополучно произвёл посадку на Быковском аэродроме. Испытания были прекращены. Параллельно с испытательной работой участвует в боевых действиях в должности командира лётного отряда 19-й гвардейской воздушно-десантной бригады на Калининском фронте. В течение 1942—1943 годов он совершил несколько боевых вылетов в тыл врага к партизанам на планерах, доставляя им боеприпасы, медикаменты, продукты. В апреле 1943 года Анохином и лётчиком Ю.Желютовом был выполнен единственный за время Великой Отечественной войны взлёт планера с партизанского аэродрома. Обычно планеры после выполнения перелёта к партизанам уничтожались, а пилоты планеров возвращались на самолётах. Но в тот раз это правило было нарушено. Несмотря на ограниченные размеры партизанского аэродрома и загрузку планера, Сергеем Николаевичем был мастерски произведён взлёт на коротком тросе за самолётом СБ. Жизнь раненых была спасена. За этот подвиг Анохин получил свою первую награду орден Красного Знамени. В июне 1943 года по личному распоряжению члена Государственного Комитета Обороны Г. М. Маленкова Анохин откомандирован в Лётно-исследовательский институт для проведения испытаний самолёта «302», одного из первых истребителей-перехватчиков с ЖРД. К сожалению, из-за недоведённости двигателя самолёт был испытан лишь в планерном варианте. В сентябре 1943 года Анохин переходит в ЛИИ на постоянную работу.5 октября 1943 года, при проведении испытаний самолёта, снабжённого турбокомпрессором для повышения высотности, в воздухе загорелся мотор. Несмотря на пожар, Сергей Николаевич выполнил посадку горящего самолёта на свой аэродром и уже на пробеге покинул кабину горящего самолёта. Пожар был ликвидирован, опытный самолёт спасён. 15 мая 1944 года Анохин выполняет первый полёт самолёта Як-7Б с прямоточным воздушно-реактивным двигателем ДМ-4с, и проводит его испытания. В это же время он проводит лётные исследования по влиянию перегрузки на организм и работоспособность лётчика в полёте: выполняет ряд испытательных полётов на высотном самолёте-перехватчике Як-3ПД на высотах более 13000 метров. Сложность этих полётов заключалась в отсутствии герметичной кабины на самолёте. В марте 1944 года Анохину присвоена квалификация «лётчик-испытатель 3-го класса», в июле 1945 — «лётчик-испытатель 2-го класса». 17 мая 1945 года Анохин выполнял контрольные испытания истребителя Як-3 на прочность. Разрушение самолёта не предусматривалось, но и не исключалось. Надо было сделать 12 режимов с перегрузками. На третьем режиме Сергей Николаевич не включил самописец. Получалось, что придётся выполнять 13 режимов. На пятом режиме у самолёта отломилось крыло, Анохину стоило огромных усилий и самообладания сбросить фонарь и выпрыгнуть с парашютом из беспорядочно падающего к земле самолёта. Анохин получил тяжёлые ранения и потерял левый глаз. Через два месяца, после выхода из госпиталя, лётчик снова приступает к усиленным тренировкам. Анохин всячески разрабатывает глубинное зрение. И эти усилия оказались не напрасны. Уже в декабре 1945 года он возвращается к лётно-испытательной работе в ЛИИ и сразу же подключается к проведению самых сложных и ответственных испытаний.

Послевоенная карьера

В 1947—1948 годах совместно с С.Амет-Ханом и Н. С. Рыбко он проводит испытания летающих лабораторий ЛЛ-1 и ЛЛ-2 конструкции П. В. Цыбина. Эти летающие лаборатории буксировались на высоту, а после расцепки переводились в пикирование с включением порохового двигателя на 15секунд. Для изменения центровки применялись заполняемые водой баки в фюзеляже ЛЛ. В полётах на ЛЛ-2 была достигнута максимальная скорость, равная М=0,87. Во время этих испытаний был получен большой экспериментальный материал по измерению аэродинамических характеристик, распределению давления по крылу и оперению на околозвуковых скоростях. В полётах также проводилось исследование перемещения скачков уплотнения по крылу. В августе 1947 года Анохину присвоена квалификация лётчик-испытатель 1-го класса, а в 1949 году — воинское звание полковник. В 1947 году Анохин прикомандировывается к ОКБ А. С. Яковлева. Там он с ноября 1947 года выполняет первые полёты и проводит испытания Як-25, Як-16. Уже в 1948 году летал на Як-30 , И-215, Ла-174. С 1949 года испытал Як-23УТИ, Як-50, Як-19 и Як-20. В 1950 году участвует в испытаниях самолёта И-320 а 22 марта 1950 года на самолёте Як-50 Анохиным была достигнута рекордная в стране скорость у земли — 1170 км/час. Одновременно с работой в ОКБ А. С. Яковлева Анохин проводит испытания 2-го и 3-го экземпляров МиГ-15, а также Су-11, Су-15. 3 июня 1949 года при проведении испытаний Су-15 ему пришлось покинуть самолёт из-за возникших вибраций, катапульта не сработала, и он был вынужден вручную сбрасывать фонарь кабины. Когда это не удалось, Анохин, проявив завидную выдержку и хладнокровие, сумел выбраться из кабины в образовавшееся пространство между фонарём и бортом самолёта, и благополучно выпрыгнуть с парашютом. Летом 1949 года Сергей Николаевич провёл скоростные рулёжки первого отечественного сверхзвукового самолёта Су-17Р. Из-за закрытия ОКБ П. О. Сухого работы по этому самолёту были прекращены. Анохин также принимал участие в испытаниях самолётов Як-11У и Як-18У. В 1951 году принял участие в испытаниях уникальной системы «Бурлаки». Эта система была разработана для увеличения дальности полёта истребителей для сопровождения стратегических бомбардировщиков. Пилот МиГ-15бис в полёте производил сцепку со специальным тросом, который выпускал Ту-4, затем выключал двигатель и продолжал полёт в безмоторном режиме. В феврале 1951 года Сергей Николаевич был представлен к званию Героя Советского Союза, однако представление не было реализовано. В 1951—1953 годах совместно с С. Амет-Ханом, Ф. И. Бурцевым и В. Г. Павловым Сергей Николаевич проводит испытания пилотируемого аналога самолёта-снаряда КС. Самолёт-аналог был предназначен для отработки самолёта-снаряда КС типа «воздух-корабль» в пилотируемом режиме. Аналог подвешивался под самолёт Ту-4КС, самолёт-носитель набирал 3000 метров, после чего отцеплял самолёт-аналог. После отцепки автоматика включала двигатель, и самолёт-снаряд летел на цель. Лётчик должен был контролировать работу автоматической системы и, в случае её отказа, переключить управление на себя. При подходе к цели автоматика выключалась, и самолёт-снаряд приземлялся на аэродром. За проведение этих испытаний Сергея Николаевичу 3 февраля 1953 года было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда». Он также был удостоен Сталинской премии 2-й степени. Всё это время Анохин не порывает связи с планерным спортом. Он руководит планерной секцией Совета ДОСААФ, участвует во Всесоюзных планерных состязаниях. За выдающиеся достижения в авиационном спорте в 1950 году присвоено звание «Заслуженный мастер спорта СССР», в 1951 — звание «Судья всесоюзной категории по планеризму», а в 1956 году он удостоен диплома Тиссандье, присуждаемого ФАИ, что свидетельствует о мировом признании заслуг Анохина. Во второй половине 1950-х годов занимается испытаниями самолётов. В 1953 году проводит испытания самолетов МиГ-21Ф на штопор и МиГ-19 на динамический потолок , 1956 году Ту-104 и Як-26 а в 1958 году Як-28. В 1957 году Анохин совместно с Г. М. Шияновым проводит испытания СМ-30. В ходе этих испытаний он выполняет 2 старта на самолёте с подвесными баками. После нескольких катастроф самолётов Ту-104, причины которых так были неясны, в 1958 году Сергеем Николаевичем проведены сложные испытания самолёта Ту-104 на устойчивость и управляемость, а в 1959 году — испытания Ту-16 на срыв и сваливание. 17 февраля 1959 года Анохину в числе первых 10 лётчиков было присвоено звание «Заслуженный лётчик-испытатель СССР», ему был вручен знак № 1. В феврале 1959 года он проводит работу по определению возможности вывода самолёта из перевёрнутого штопора в слепую. В 1960 году Сергей Николаевич выполнил несколько десятков полётов на летающей лаборатории Ту-104, созданной для исследования режима невесомости. Тут он впервые столкнулся с космонавтикой, лично познакомился со многими будущими космонавтами. 21 декабря 1960 года в испытательном полёте на Ту-16ЛЛ возникла критическая ситуация. Экипаж был вынужден покинуть самолёт. Фонарь командира экипажа, которым в том полёте был Анохин, не сбросился, и катапульта не сработала. Вот тут ему и пригодился богатый опыт парашютных прыжков, он хладнокровно отсоединил фал парашюта от своего катапультного кресла, вылез из кабины через сброшенный фонарь второго пилота, схватился за антенну, идущую вдоль фюзеляжа, и, скользя по ней, миновал зону воздухозаборников двигателей. После чего отделился от самолёта и благополучно раскрыл парашют. Параллельно с испытаниями самолётов, Анохин занимаался и испытаниями планеров. Он проводил испытания планеров А-13, А-15, «Амур», принимает участие в испытаниях планера КАИ-17. В августе 1962 года по здоровью списан с лётно-испытательной работы. После этого работал заместителем начальника лётно-испытательного комплекса ЛИИ по методическим вопросам. В марте 1964 года вышел в отставку и уволился из ЛИИ, которому отдал более 20 лет жизни. После отставки Сергей Павлович Королёв пригласил Анохина на работу в своё ОКБ, обещая в скором времени полёт в космос. Они были хорошо знакомы по Коктебелю, но после этого долго не виделись. И вновь встретились лишь в 1963 году, во время проведения мероприятий, посвящённых 60-летию советского планеризма. С мая 1964 года Анохин стал начальником методического отдела ОКБ-1. Он прошёл курс подготовки к космическим полётам, был зачислен в отряд космонавтов, однако после смерти С. П. Королёва к полёту в космос допущен не был. Вместо него полетел другой космонавт, и в сентябре 1966 года Анохин был отчислен из отряда космонавтов. После этого он продолжал работать начальником методического отдела, руководил подготовкой гражданских космонавтов. С марта 1974 года был начальником сектора НПО «Энергия», а с февраля 1977 года заместителем командира отряда космонавтов, ведущий инженер НПО «Энергия». Благодаря его поддержке и помощи в отряд космонавтов были зачислены инженеры ОКБ А. С. Елисеев, В. Н. Кубасов, В. И. Севастьянов, Н. Н. Рукавишников, О. Г. Макаров, В. В. Лебедев, Г. М. Гречко, В. В. Аксёнов, А. С. Иванченков, В. В. Рюмин, которые стали известными лётчиками-космонавтами, дважды Героями Советского Союза. Последний раз поднялся в небо в 1983 году в возрасте 73 лет на мотодельтаплане в Коктебеле, на торжествах, посвящённых 60-летию советского планеризма. За время своей лётной деятельности освоил около 200 типов самолётов и планеров, провёл уникальные по своей сложности испытания; им выполнено более 250 парашютных прыжков. Умер 15 апреля 1986 года в Москве, похоронен на Новодевичьем кладбище.



Просмотров: 2084


<<< Анохин, Алексей Васильевич
Анпилов, Анатолий Андреевич >>>