Авиация Аполлон-15 (старт и полёт к Луне) - Четвёртый день полёта и выход на орбиту Луны

19 февраля 2011


Оглавление:
1. Аполлон-15 (старт и полёт к Луне)
2. Старт к Луне и первый день полёта
3. Второй день полёта
4. Третий день полёта
5. Четвёртый день полёта и выход на орбиту Луны



29 июля, примерно через 2 часа 20 минут после подъёма, астронавты облачились в скафандры, но пока без шлемов и перчаток. На подлёте к Луне им предстояло сбросить дверь, закрывавшую отсек научных приборов на служебном модуле. Такая операция ранее на «Аполлонах» не проводилась, поэтому в целях безопасности, особенно в свете произошедшей всего за месяц до этого трагедии с экипажем «Союза-11», на случай теоретически возможной разгерметизации корабля, решено было подстраховаться скафандрами. Незадолго до сброса двери модуля научных приборов экипаж «Аполлона-15» провёл промежуточную коррекцию траектории полёта № 4. Маршевый двигатель командно-служебного модуля был включён с помощью только контура «В» на 0,91 секунды, что добавило к скорости корабля 1,65 м/сек. В это время расстояние до Луны составляло около 23 000 км, скорость — 1,211 км/сек. После коррекции траектории астронавты надели шлемы и перчатки и проверили герметичность скафандров. Дверь была сброшена путём подрыва пирошнура по всему её периметру и ещё нескольких зарядов для того, чтобы оттолкнуть её от корабля. Толчок во время сброса двери модуля научных приборов был едва ощутим. После полёта Дэвид Скотт рекомендовал отказаться от практики надевания скафандров в такие моменты в последующих экспедициях, хотя признавал, что для него и Ирвина это было хорошей тренировкой, которая сэкономила им время в день посадки на Луну, потому что раньше они не надевали скафандров в невесомости.

Астронавты начали подготовку к главному событию дня — включению маршевого двигателя на торможение и переходу на орбиту искусственного спутника Луны. Это должно было произойти над обратной стороной, когда с кораблём не будет никакой связи. В 78 часов 23 минуты 31 секунду полётного времени «Аполлон-15» скрылся за западным краем диска Луны, в этот момент он находился в 543 км от поверхности нашего спутника, его скорость составляла 2,324 км/сек. Если бы маршевый двигатель не сработал, корабль снова вышел бы на связь уже через 23 минуты и, при условии дополнительной коррекции, лёг бы на обратный курс к Земле. В 78 часов 31 минуту 49 секунд полётного времени основной двигатель командно-служебного модуля был включён с помощью одного только контура «В». Через 5 секунд в ручном режиме был подключён и контур «А». Ровно через 6 минут после зажигания он был отключён, и дальше двигатель работал только на контуре «В». Всего включение двигателя продолжалось 6 минут 38 секунд, скорость корабля уменьшилась на 914,4 м/сек. «Аполлон-15» вышел на окололунную орбиту с апоселением 313 км и периселением 109,3 км. Через 33 минуты после потери сигнала связь восстановилась, и Скотт доложил, что «Индевор» с грузом вышел на позицию. По словам командира, виды были просто фантастическими. Дэвид Скотт описал свои впечатления словами: «Этот первый пролёт над обратной стороной — у меня просто крышу снесло! Ничего делать было невозможно — только пристально смотреть в благоговейном трепете».

В течение первого витка, во время полёта над освещённой половиной Луны, астронавты фотографировали подряд все примечательные детали поверхности и подробно описывали Хьюстону всё, что видели. «Аполлон-15» вышел на окололунную орбиту, имевшую большое наклонение, орбиты всех предыдущих «Аполлонов» пролегали вблизи плоскости экватора. Поэтому Скотт, Уорден и Ирвин видели то, что с такого близкого расстояния до них не видел никто. Когда корабль пролетал над Морем Кризисов, Скотт сообщил, что цвет поверхности варьирует от белого до тёмно-серого с большим количеством промежуточных оттенков серого. Никаких оттенков коричневого цвета, по словам Скотта, астронавты пока не заметили. На подлёте к Морю Ясности командир передал, что оно выглядит, как океан, но, тем не менее, видны горы на его дальнем краю. В этом месте «Аполлон-15» находился вблизи апоселения своей нынешней орбиты, на высоте около 315 км. Поэтому отсюда астронавты могли охватить взглядом всю поверхность Моря Ясности с его окраинами. Прямо под собой они видели Таврические горы, а вдали — горы Хемус русск. на юго-западе и Кавказ русск. на северо-западе. В то время, как они описывали Хьюстону ландшафты Моря Ясности, третья ступень их ракеты-носителя врезалась в поверхность Луны в точке с координатами 1,0° ю. ш. и 11,87° з. д., вне зоны видимости астронавтов. Это место находится в 188 км к северо-востоку от района посадки «Аполлона-14» и в 355 км к северо-востоку от района посадки «Аполлона-12». Сейсмометры, установленные там астронавтами предыдущих экспедиций, зафиксировали удар через 37 и 55 секунд соответственно. Скорость распространения сейсмических волн составила в первом случае 5,08 км/сек, во втором — 6,45 км/сек.

Увидеть место своей будущей посадки Скотт и Ирвин на первых витках не могли, оно было в темноте, Солнце ещё не встало из-за Апеннин. Сразу после выхода на лунную орбиту экипаж начал эксперименты с использованием аппаратуры модуля научных приборов. Для этого корабль с помощью двигателей системы ориентации был развёрнут так, чтобы модуль научных приборов был направлен в сторону Луны. Астронавты включили спектрометр гамма-лучей и детектор альфа-частиц. Через четыре часа пребывания на лунной орбите, в конце второго витка, астронавты совершили манёвр перевода корабля на орбиту снижения. До «Аполлона-12» включительно этот манёвр совершал только лунный модуль, уже отстыкованный от командно-служебного, после чего производились снижение и посадка. Начиная с «Аполлона-14», на орбиту снижения выводилась уже вся связка командно-служебного и лунного модулей, что позволяло значительно экономить топливо в баках посадочной ступени лунного модуля и увеличивать полезную нагрузку. В 82 часа 39 минут 48 секунд полётного времени над обратной стороной Луны, вне зоны радиовидимости, с помощью только контура «В» был включён маршевый двигатель командно-служебного модуля. По расчётам, он должен был отработать 24,5 секунды. Малейшее запаздывание отключения двигателя было недопустимо, поскольку могло угрожать столкновением корабля с Луной. Поэтому Дэвид Скотт сидел с секундомером в руках, отсчитывавшим время с точностью до 0,1 секунды, готовый в нужный момент выключить двигатель. Он и выключил его вручную вовремя, но компьютер его чуть-чуть опередил. Как рассказывал на послеполётном опросе Альфред Уорден, следивший во время манёвра за показаниями приборов, стрелка индикатора давления в камере сгорания упала к нулю на мгновение раньше, чем командир щёлкнул переключателем. Двигатель отработал 24 секунды ровно, что замедлило скорость корабля на 65,2 м/сек. «Аполлон-15» вышел на эллиптическую орбиту снижения 108,9 км на 17,6 км. Манёвр был совершён в периселении прежней орбиты, теперь это место стало апоселением новой. А периселений орбиты снижения оказался примерно в 460 км восточнее Хэдли, в месте, откуда на следующий день «Фолкон» начнёт снижение на лунную поверхность.

Кратер Циолковский

Когда корабль показался из-за диска Луны и связь восстановилась, Скотт доложил Хьюстону, как прошло включение двигателя, и рассказал, что на всех огромное впечатление произвёл кратер Циолковский на обратной стороне с его внушительной центральной горкой. Во время подлёта к Апеннинам, вблизи периселения орбиты, оператор связи Карл Хенайз спросил, хватает ли высоты, чтобы не зацепить горы. Джеймс Ирвин ответил: «Мы все зажмурились и поджали ноги». Апеннины возвышались почти на четверть высоты орбиты, и ощущение скорости усиливалось за счёт близости корабля к поверхности. Вблизи апоселения нынешней орбиты «Аполлона-15» лунная поверхность перемещалась под кораблём довольно медленно, с угловой скоростью 0,1°/сек, в то время как в периселении она проносилась со скоростью более 5°/сек.

На высоком отрезке орбиты астронавты провели первый сеанс съёмки на картографирующую и панорамную камеры и включили спектрометр гамма-лучей и масс-спектрометр, которые выдвигались из модуля научных приборов на длинных 7-метровых выносных стрелах. На очередном витке, во время пролёта над Апеннинами вблизи периселения Скотт сообщил в Хьюстон, что лунные горы совсем не похожи на земные, нет остроконечных пиков и обрывов, вершины округлые, хотя они иногда и отбрасывают остроконечные тени. Он добавил, что освещённые Солнцем склоны гор, отражая свет, немного подсвечивают тёмную пока равнину, и поэтому каньон Хэдли Рилл различим с орбиты даже сейчас. Примерно за час до окончания этого напряжённого и очень насыщенного рабочего дня Скотт поинтересовался у Хьюстона, потребуется ли на следующий день делать коррекцию орбиты снижения. Карл Хенайз ответил, что, скорее всего, нет. По его словам, данные наземной службы слежения показывали, что в настоящий момент параметры орбиты составляют 107,7 км на 16,8 км, а на следующий день они, согласно расчётам, составят 108,5 км на 16,1 км. Скотт спросил также о наклонении их нынешней орбиты. Хенайз ответил, что наклонение отличается от расчётного на 0,37 км в точке предстоящего начала снижения на лунную поверхность. Он заверил Скотта, что манёвр выхода на окололунную орбиту был осуществлён экипажем безукоризненно. При этом Хенайз впервые поведал, что расчёты вектора ориентации корабля перед торможением и выходом на лунную орбиту были сделаны на Земле с небольшой ошибкой, которая была скорректирована при переходе на орбиту снижения.





Просмотров: 1898


<<< Аполлон-15 (работа на Луне)
Восток (космическая программа) >>>