Авиация Противоракетная оборона США - Россия и система НПРО США

23 января 2011


Оглавление:
1. Противоракетная оборона США
2. История
3. Участие и реакция других стран
4. Развёртывание системы ПРО
5. Испытания боевого лазера воздушного базирования
6. Россия и система НПРО США



2004—2006

Россия изначально заявляла о своём резко отрицательном отношении к разработке американской ПРО, считая её нарушением существующих американо-советских договоров об ограничении стратегических вооружений и систем ПРО.

В частности, в связи с подписанием в августе 2004 американо-датского договора о модернизации РЛС в Туле российский МИД заявил, что «в американскую ПРО объективно уже сейчас закладывается определённый потенциал, способный нанести ущерб российской безопасности», так что нельзя исключать возможность появления угрозы силам сдерживания России в перспективе.

Основания для опасений даёт само географическое расположение РЛС Туле. Если во главу угла системы ПРО ставить защиту от угрозы со стороны стран-изгоев, то зачем модернизировать радиолокационные станции системы раннего предупреждения, размещённые в Гренландии и Великобритании и направленные туда, где, по определению, трассы ракет этих стран проходить не могут? В связи с этим, говорилось в заявлении МИД, Россия оставляет за собой право на ответные действия.

Тогда же, комментируя начавшееся размещение на Аляске ракет-перехватчиков, тогдашний министр обороны России Сергей Иванов заявил, что в ответ на это Россия будет развивать свои ракетные войска стратегического назначения и космические войска, а также совершенствовать систему ПВО Москвы.

После появления в октябре 2004 года сообщений о согласии Великобритании разместить на своей территории американские ракеты-перехватчики, МИД РФ выпустило официальное заявление, в котором говорилось: «Американская сторона заверяет нас в том, что создаваемая ПРО США вместе с её зарубежными базами не направлена против России. Однако мы до сих пор не получили ответ на наш вопрос, каким образом будет обеспечена и гарантирована такая „ненаправленность“. Пока такого ответа нет, российская сторона не может не принимать во внимание возможную угрозу безопасности России».

В конце 2005 начальник Генштаба ВС РФ генерал армии Ю. Балуевский в интервью польскому изданию «Газета выборча» заявил, что, хотя и не предвидит ядерного конфликта между Россией и Западом, но страны, которые примут участие в создании американского противоракетного щита, должны понимать последствия: «Пожалуйста, стройте щит. Только подумайте, что потом вам будет падать на голову».

6 сентября 2006 генерал армии Юрий Балуевский в интервью польской газете «Дзенник» предупредил, что размещение американских объектов ПРО в европейских странах изменит существующий стратегический паритет между Америкой и Россией, а это, в свою очередь, потребует корректировки российских военных планов.

В начале октября 2006, отправляясь с визитом в Варшаву, министр иностранных дел РФ Сергей Лавров заявил, что Россия примет соответствующие меры в случае, если Польша разместит на своей территории элементы системы ПРО США.

2007

В начале февраля 2007 года к критике американских планов по развёртыванию элементов системы ПРО в Восточной Европе подключился президент РФ Владимир Путин. 1 февраля на своей пресс-конференции в Кремле он заявил: «Наши специалисты не считают, что системы ПРО, разворачиваемые в странах Восточной Европы, нацелены на предотвращение угрозы, исходящей со стороны Ирана либо каких-то террористов… Траектории полетов ракет, которые могут запускаться с иранской территории, нам тоже хорошо известны. Поэтому такие аргументы нам кажутся несостоятельными. И это имеет к нам прямое отношение и будет вызывать соответствующую реакцию. Этот ответ будет асимметричным, но в высшей степени эффективным».

10 февраля Владимир Путин, выступая перед участниками Международной конференции по политике безопасности в Мюнхене, подверг критике планы развёртывания элементов системы глобальной ПРО США в Восточной Европе, указав, что это может привести к очередному витку гонки вооружений, поскольку «ракетного оружия, реально угрожающего Европе, с дальностью действия 5—8 тыс. км нет ни у одной из так называемых проблемных стран». Если ранее российское руководство избегало жёсткой критики создания системы ПРО США, то в новой ситуации Владимир Путин заявил, что действия США «выступают катализатором гонки вооружений», поскольку «нарушают баланс сил» в мире. Для восстановления этого равновесия России, по его словам, придётся разрабатывать новое наступательное вооружение.

15 февраля начальник Генштаба ВС РФ генерал армии Юрий Балуевский заявил, что в ответ на создание системы ПРО у своих границ Россия может начать пересмотр всей договорно-правовой системы ядерного сдерживания: «То, что сегодня американцы делают, создавая третий позиционный район ПРО в Европе, не поддается никакому объяснению». По его словам, Россия может в одностороннем порядке выйти из советско-американского Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности: «Договор … имеет бессрочный характер, но возможность выхода из него существует, если одна из сторон предоставит убедительные доказательства о необходимости выхода. Сегодня они есть: многие страны разрабатывают и совершенствуют ракеты средней дальности, а Россия, выполнив договор о РСМД, потеряла многие системы этого оружия». Аналогичное заявление о возможном выходе России из договора о РСМД ранее уже делал президент Путин в ответ на объявление США о выходе из Договора об ограничении систем ПРО.

Министр обороны США Роберт Гейтс отреагировал на заявление Балуевского уже через несколько часов — он, однако, отказался увязывать его с американскими планами размещения элементов системы ПРО в Польше и Чехии: «Они хорошо знают, что компоненты ПРО, которые мы намереваемся разместить в Европе, не представляют угрозы для России». Гейтс предположил, что Россию «может тревожить нарастающая угроза, связанная с ракетами средней дальности, к югу и востоку от её границ». Представитель госдепартамента США Шон Маккормак также заверил, что «развёртывание американской системы ПРО по всему миру никоим образом не направлено против российских стратегических сил».

США развернули широкую дипломатическую и пропагандистскую кампанию, направленную на то, чтобы убедить Россию в том, что развёртывание элементов системы ПРО в Восточной Европе необходимо исключительно для защиты от Ирана и Северной Кореи. В Москву для переговоров с российским руководством был направлен советник президента США по национальной безопасности Стивен Хедли. В Нью-Йорке перед представителями иностранных СМИ выступили директор Агентства по противоракетной обороне США генерал-лейтенант Генри Оберинг и заместитель госсекретаря Дэниел Фрид, которые признали, что администрацию США беспокоит негативная реакция российских государственных и военных руководителей. Как заявил Генри Оберинг, «Американские ракеты-перехватчики не такие быстрые, как русские баллистические ракеты. Даже если мы захотим отследить их полет и даже если захотим перехватить ракету, то наша противоракета просто не догонит их ракету… Американские ракеты-перехватчики, которые планируется установить в Европе в рамках развития системы ПРО, направлены против угроз, исходящих с Ближнего Востока, а не из России». Одним из ключевых посредников в переговорах между Москвой и Вашингтоном по проблеме ПРО стал бывший госсекретарь США Генри Киссинджер, сопредседатель рабочей группы «Россия--США. Взгляд в будущее».

26 апреля Владимир Путин в обращении к Федеральному собранию заявил, что в связи с планами США по развёртыванию систем ПРО на территории Чехии и Польши Россия может прекратить исполнение своих обязательств по договору ДОВСЕ.

27 апреля Владимир Путин заявил, что размещение в Европе элементов американской системы ПРО равноценно размещению в Европе в начале восьмидесятых годов крылатых ракет «Першинг» — угроза абсолютно одинакова, а размещаемые в Европе элементы американской ПРО — неотъемлемая часть стратегического ядерного оружия США.

7 июня на саммите G8 в Хайлигендамме Владимир Путин предложил Джорджу Бушу совместное использование Габалинской РЛС в Азербайджане, которая, по мнению России, значительно эффективнее, чем РЛС на территории Европы, способна контролировать пространство, из которого может исходить угроза ракетного удара. США, однако, заявили, что возможное согласие на совместное использование Габалинской РЛС не будет означать отказа от развёртывания элементов ПРО в Европе. Сам же Джордж Буш отметил в последний день саммита, что система ПРО США в Европе не опасна для России, поскольку устанавливаемые в Польше противоракеты не способны нейтрализовать более одной межконтинентальной баллистической ракеты.

15 июня НАТО заявило, что поддерживает планы США в области ПРО в Европе и что предложение Владимира Путина о совместном использовании РЛС в Габале не заменит строительства объектов в Польше и Чехии.

На американо-российском саммите в Кеннебанкпорте 1-2 июля Владимир Путин развил своё предложение о совместном использовании Габалинской РЛС предложением «включить в общую систему и строящуюся станцию по предупреждению ракетных пусков» в Армавире. Было также предложено поставить американскую систему ПРО под контроль Совета Россия — НАТО, сделав её европейским противоракетным щитом, и создать совместные центры раннего предупреждения в Москве и Брюсселе. Но Джордж Буш, назвав эти идеи «смелыми и стратегическими», дал понять, что США не намерены отказываться от своих планов, подтвердив, что он продолжает считать, что «Чехия и Польша должны стать интеграционной частью» системы ПРО.

4 июля первый вице-премьер РФ Сергей Иванов заявил, комментируя итоги российско-американского саммита в Кеннебанкпорте: «Если США примут наши предложения, то у нас исчезнет необходимость размещать новые ракеты в европейской части России, включая Калининград». В США и Европе это заявление восприняли как ещё одно свидетельство готовности Москвы «дать асимметричный ответ» на планы Вашингтона.

7 июля госсекретарь США Кондолиза Райс в эфире американской телекомпании CNBC отвергла российское предложение отказаться от размещения ПРО США в Европе. Одновременно первый вице-премьер РФ Сергей Иванов в интервью программе «Вести недели» повторил мнение российского руководства о том, что «установка противоракет в Польше и радара в Чехии представляет для России очевидную угрозу», поскольку планируемая РЛС будет способна вести наблюдение за европейской территорией России до самого Урала. Иванов напомнил, что Россия в ответ может рассмотреть «возможность развертывания оперативно-тактических комплексов „Искандер“ в европейской части РФ, в том числе в Калининграде». Россия предлагает европейцам вместо американской системы ПРО создать к 2020 году единую систему противоракетной обороны с равным доступом к управлению этой системой не только для стран НАТО, но и для всей Европы, включая нейтральные страны.

В июле 2007 сенат США утвердил поправку к закону о военных расходах на 2008 год, согласно которой создание системы ПРО будет являться официальной государственной политикой США, а система ПРО будет официально создаваться для противодействия ракетно-ядерной угрозе со стороны Ирана. Утверждение произошло практически единогласно.

13 июля Путин подписал Указ «О приостановлении Российской Федерацией действия Договора об обычных вооружённых силах в Европе и связанных с ним международных договоров».

В середине августа президент Путин объявил об отданном им приказе возобновить с 17 августа постоянные полеты российской стратегической авиации, не производившиеся уже 15 лет. Позднее стало известно, правда, что стратегические бомбардировщики, осуществляющие эти полёты, не имеют на борту ядерного вооружения.

27 августа посол РФ в Белоруссии Александр Суриков заявил, что в ответ на планы США по развёртыванию элементов системы ПРО в Восточной Европе «Россия и Белоруссия могут принять решение о создании новых совместных военных объектов, в том числе и ядерных». Позднее он сказал, что у России нет планов размещения в Белоруссии ядерного оружия, а слова его «неверно интерпретировали». Заявление посла, тем не менее, вызвало немедленную резкую реакцию на Западе.

2008

  • Заместитель председателя Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Вячеслав Попов заявил: «все объекты ПРО и ПВО всегда будут являться объектами первого удара со стороны того, против которого они установлены».
  • 9 августа президент Польши Лех Качиньский в интервью польскому телеканалу TVP1 сказал, что события в Грузии — это «очень мощный аргумент» за размещение в Польше элементов американской системы противоракетной обороны , фактически подтвердив направленность ПРО в Польше против России.
  • 14 августа США подписали договор по размещению ПРО в Польше.

Развитие российской ПВО

Система ПВО Москвы входит в состав Командования специального назначения, созданного в сентябре 2002 на базе Московского округа ВВС и ПВО в качестве головного участка воздушно-космической обороны страны.

Сейчас в состав КСпН входят 16-я воздушная армия со штабом в Кубинке, на вооружении которой находятся перехватчики МиГ-25 и МиГ-31, истребители МиГ-29 и Су-27, фронтовые бомбардировщики Су-24 и штурмовики Су-25, а также два корпуса ПВО, оснащённые зенитно-ракетными комплексами С-300ПМ, С-300ПМУ1 и С-300ПМУ2 «Фаворит».

6 августа 2007 года в подмосковной Электростали на боевое дежурство заступил первый дивизион, оснащенный зенитной-ракетной системой С-400 «Триумф», способной решать задачи как противовоздушной обороны, так и нестратегической противоракетной обороны.

18 августа 2004 командующий войсками КСН генерал-полковник Юрий Соловьев заявил, что концерн ПВО «Алмаз-Антей» занимается разработкой ракеты, которая могла бы осуществлять перехват и уничтожение целей «в ближнем космосе».



Просмотров: 3323


<<< Программа ОДЕРАКС
С-400 >>>